Три головы современности

0 70

Сауны Самары

В черно-белых тонах, почти дословно, для убедительности “сдобренная” еще отсылками к Бродскому, Чехову, Шекспиру и библейским историям (это на внимательного зрителя). Сказка для взрослых, которую Евгений Шварц писал в блокадном Ленинграде и которую потом еще долго держали под сукном, усматривая намеки на власть, ожила на подмостках “Грани”. В постановке худрука театра Дениса Бокурадзе она оказалась вновь современной, даже и без экивоков на политику.

 Три головы современности

В период пандемии старая сказка прозвучала особенно актуально. Фото: Пресс-служба театра-студии “Грань”

– Когда ты слышишь в спектакле тексты, написанные в 1943 году: “сахар, молоко, гречка – такие нервные продукты, которые, услышав шум боя, убегают сразу с прилавков”, и тут ты сам попадаешь в этот период в реальных обстоятельствах… И то, что есть в пьесе – “чтобы не распространялась эпидемия, не смотрите на небо, вам будут все рассказывать, не составляйте своего мнения” – это все, безусловно, актуально ложится на сегодняшний день, – поясняет Бокурадзе. – Хотя, конечно, было не под пандемию взято. Как часто бывает, жизнь оказалась мудрее нас, и она выстраивает свои параллели. Мне кажется, в этом в театре как раз и есть современность: не джинсы и майку надеть, а когда смыслы современны.

Работа над спектаклем “Дракон” началась в “Грани” осенью прошлого года, премьеру планировали на май 2020-го, но из-за пандемии показ спектакля состоялся только в октябре.

Сауны Самары

В основе действа – история о Драконе, который вот уже 400 лет держит в страхе город, “в котором ничего не случается”. Чудовище не просто собирает с жителей дань, но и каждый год забирает себе самую красивую девушку. Наверняка сюжет знаком даже не читавшим пьесу Шварца, но смотревшим фильм Марка Захарова “Убить дракона”. Но в отличие от лиричного захаровского кино, в “Грани” я не увидела никакого света в конце сражения. Даже Эльза (исполнитель Юлия Бокурадзе), девушка, которую спасает от Дракона рыцарь Ланцелот, в финале почти превращается в Надежду Константиновну Крупскую, кричащую со сцены свой беспристрастный монолог. Роль Ланцелота в спектакле сыграл новый актер театра Никита Башков – выпускник Академии Никиты Михалкова. Как сам признался, переехал из Москвы ради работы в новокуйбышевской “Грани”.

“Пьесу брали не под пандемию, конечно. Но жизнь оказалась мудрее нас, и она выстраивает свои параллели”

Альтер-эго рыцаря – кот Машенька (помните, там с полом хозяева намудрили), которого убедительно представил в спектакле Арсений Плаксин. Он же написал и музыку к постановке.

– Основная маршевая тема – это мое видение из сейчас того Советского Союза и вообще того, о чем Шварц писал. Он такой неровный марш, в котором вся музыка ломается, – поясняет композитор.

На сцене ломается и привычная трактовка пьесы про “тоталитаризм”, появляются совершенно новые грани. “Дракон” получается про свободу внешнюю (героев ведь никто не держит взаперти) и внутреннюю, когда человек и сам давно не хочет ничего менять. По замыслу постановщиков, спектакль – это “печальная история, в которой улыбаются”. Но вот улыбок я не увидела ни на сцене, ни в зале, да и у себя в душе не нашла, разве что жесткий сарказм. Ибо Дракона невозможно убить, он переселяется в каждого своего победителя. И неизвестно, кто окажется следующим.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

4 × 3 =